В рамках международных дней меланомы хотела бы еще раз рассказать миру свою историю.

Моя история о силе духа. О том,что никогда нельзя сдаваться. О выходе из безвыходной ситуации. О возможностях нашего организма и современной медицины. О праве на жизнь в конце концов.

Моя история для тех, кто волею судьбы оказался в начале моего пути. Моя история для того, чтобы помочь человеку собрать всю волю в кулак и победить. Но для победы нужна вера. Глупо считать,что больной сам может победить рак. Самому организму это не под силу, раз уже пошел сбой и клетки сошли с ума. Но существует препарат, который может помочь иммунной системе заработать и справиться. Жаль только,что лишь немногие об этом знают. Сейчас огромное количество информации, различных методов о том,как можно победить рак, вылечить больного. Но на самом деле так ли это? Что реально действует и может помочь?

Столкнувшись с раком и оказавшись на грани жизни и смерти все лихорадочно начинают искать спасение, пробуют разные методы, но победителем из этой борьбы выходят единицы… И я одна из тех немногих… Мне повезло. И я очень хочу помочь другим. Поделиться своим опытом,так как он оказался положительным.

Когда все начиналось, я плохо понимала что происходит и что мне делать. Это было так неожиданно и так страшно… Я реально не была готова к этому. Тогда мне было 40. Это был очень сложный период, когда сплошная черная полоса, и все беды и несчастья свалились на мою голову… Я не могла справиться с ситуацией, и долгое время находилась в стрессовом состоянии, в депрессии. Все было очень плохо — я внезапно потеряла отца и наш бизнес, чудом спасла маму и для меня все это было катастрофой… Но я всегда была здоровой и в хорошей физической форме. Но когда ты молодой, здоровье — это само собой, никто о нем не задумывается и не ценит. Понимание приходит только тогда, когда его теряешь…

Именно здоровье оказывается самое главное,что так легко потерять и не всегда можно восстановить или купить. В угнетенном состоянии иммунная система дает сбой. Так произошло и в моем случае. Травмированная родинка неожиданно для меня переродилась в меланому. И пока я все еще не обращала внимание и не понимала что происходит — ситуация дошла до 4 стадии…

Диагноз был приговором — меланома кожи спины с множественными метастазами в лимфоузлы и печень… Меня прооперировали, назначили паллиативную химиотерапию и отправили домой, умирать. Врачи тогда мне давали пол года времени. Максимум – год, чтобы растением еще немного просуществовать. Мне не хотелось в это верить…. Не буду рассказывать все подробности, начиная с того, что диагноз мне не говорили, анализы не отдавали, дополнительные не назначали… Всем было и так все понятно. Моя дорогая бедная мама готова была отдать мне не только свою печень, но и все органы, умереть вместо меня, но как помочь мне — не знала…

Знакомые советовали привести в порядок все дела, позаботиться о детях, найти опекунов… О том, чтобы лечить – ну, вы понимаете… Такой диагноз, на такой стадии — нигде в мире не лечат.

Но я не хотела верить. Почему — то решила для себя — что раз существует яд — существует и противоядие. Должно быть. Проблема только в том, чтобы успеть найти его. Так как полагаться мне не на кого, я вынуждена была взять ответственность на себя. Но меланома не дает времени. Здесь нет права на ошибку. Все происходит так стремительно быстро… Пока я соображала, химиотерапия начала действовать. Тогда еще я верила своим врачам, что они действительно, как и сказали, «сделают все возможное». Но не знала, что назначенная мне химиотерапия – паллиативная! Что она в принципе не может лечить!! Ее дают больным в хосписах, на самых последних стадиях чтобы улучшить несколько их самочувствие… Потом — наркотические обезбаливающие, и — конец…

Когда я это поняла — количество метастаз увеличилось на 30%, это в количестве и размерах… И хоть я сама уже начала искать и изучать все что связано с меланомой, чтобы понимать что со мной происходит и что делать — было уже поздно.

Химия, этот яд действовала :(. Анализы ухудшались. Я день и ночь сидела в интернете, списывалась с ведущими мировыми клиниками, искала доктора, который захотел бы попробовать ту или иную методику, которая может дать результат, ездила на консультации. Искала препарат, который реально может лечить. Мне было все равно, что это будет. Только был бы результат! Я готова была к операциям, сложным и травматическим манипуляциям, ехать в другую страну, принимать участие в клинических исследованиях. Но я должна была быть уверенной в том, что у доктора есть уже положительный опыт, и что предложенный препарат реально может помочь. Даже если у меня шанс один на миллион. Но от меня отказались все. На такой стадии, с таким диагнозом речи о лечении не может быть… Можно только улучшить состояние и несколько продлить жизнь… Но меня это не устраивало. Тем более, что стоимость этих препаратов была нереально высокая.

И тут, как в Библии сказано – стучите, и вам откроют, просите — и дано вам будет. Моя вера спасла меня. Я впервые в жизни реально полагалась на Бога. И в один момент пришло такое ощущение уверенности, спокойствия, умиротворения! Я даже сейчас помню это состояние! Господь реально услышал мои молитвы! Даже не мои. А моей младшей дочери, которой в тот момент было всего 8 лет. И она единственная была моей опорой и помогала мне. Я тогда совершенно неожиданно, и там, где я не искала, не ожидала, нашла то, что мне было нужно. На тот момент я не могла найти ни чей-то положительный опыт, ни доктора, кто бы мог мне что-то посоветовать. Но я сама знала уже столько, что могла защищать диссертацию. И многие вещи понимала не хуже докторов. Поэтому когда мне попалась информация о непонятной виротерапии и каком-то Рижском вирусе в латвийском центре виротерапии — это было как «Еврика»! Я нашла! Я буквально проглотила все, что смогла найти на ихнем официальном сайте, и четко знала, что это то, что мне нужно! Это то, что мне поможет! Моя мама и старшая дочь никак не разделяли моего настроя. Это все казалось нереальным к осуществлению и не было уверенности, что сможет помочь.

Стереотипы — весьма сильная штука. Раз все в мире говорят, что не лечится — значит не лечится… Дома стояло уже куча всевозможных баночек, традиционная и нетрадиционная медицина тоже рассматривались. Я готова была тогда хоть яды пить, хоть что угодно. Правда, уже понимала, что старые протоколы с их химиотерапией и лучевой терапией не действуют. Меланома просто не чувствительна к ним, и болезнь только быстрее прогрессирует. От травок тоже было хуже. Народные целители тоже боялись меня. Хотя один очень известный сказал мне, что все будет хорошо, он это знает. Но работать со мной отказался. Все это реально выбило меня из сил. Но латышские доктора взяли меня!!! Это было все свыше. Происходило так быстро, все невероятным чудесным образом складывалось как волшебный пазл. Мне не сказали, что меня вылечат, но назначили максимально допустимую дозу препарата, составили схему и ждали реакцию организма.

И вот я получила лекарство. Оно у меня дома,в руках. Я три дня не встаю с кровати — у меня нет сил… И нет медсестры, которая согласилась бы вколоть неизвестный препарат при таком диагнозе… В почти миллионном городе я три дня искала человека, кто просто сделает обычный укол!!! Сама колоть не умею, я вообще очень далека от медицины. Но кому попало тоже не доверяю. Препарат на вес жизни. И вот тогда я второй раз за все время плакала. Первый раз — когда получила Рижский вирус. От счастья. И второй раз — когда он три дня у меня дома, а некому уколоть.

Но и этот вопрос я решила, и начала терапию. Через 3 дня, после первых 3 уколов Рижский вирус быстренько собрал меня в кучу, я встала и просто пошла. И уже не думала о заболевании, диагнозе. Я полностью абстрагировалась от ситуации. Я ощущала как он работает, и знала что мне поможет. Я искала лекарство — и нашла его.

У докторов был большой опыт в лечении пациентов такой методикой. Они, как оказалось, — лучшие в мире специалисты! И хоть никто, кому я рассказывала не знал об этом, даже не слышал, не верил в такую возможность — мне было все равно. Главное, что я верила своим докторам, верила что препарат может лечить, и организм среагировал положительно!

Это удивительно, но реакция пошла буквально сразу!Хотя на самом деле очень сложно запустить иммунную систему, помочь организму самому видеть пораженные клетки, сопротивляться. Тем более, что предварительное неправильное лечение ускорило прогрессирование. Мои паховые лимфоузлы были как большие косточки, такие же твердые и буквально выпирали наружу. А печень, при моем весе в 50 кг – небольшая :), была как звездное небо буквально вся в метастазах. Количество доходило до 200 шт! Это не укладывалось в голове. Я не хотела об этом думать. Я не говорила даже об этом ни с кем, кроме докторов. Они и мои менеджеры все время были на связи, контролировали как все проходит, мониторили анализы, меняли схемы. Но когда мы начали получать первые результаты — они сами даже не верили в такое! Невозможное – возможно! Благодаря им, благодаря виротерапии, благодаря всем, кто принял участие в моей судьбе. Мне был свыше послан добрый ангел, который спас меня и подарил мне вторую жизнь.

Мое состояние улучшалось, метастазы уменьшались в количестве и размерах. И через пол года от них осталась только четвертая часть! Никто не верил в происходящее. На тот момент я уже делилась своей историей с миром. Было много скептиков и среди пациентов и их родственников, и среди врачей. Было много разговоров на счет, действительно ли был у меня такой диагноз и такие ли сейчас мои результаты анализов? Но я не обращала внимания. Я хотела помочь другим, потому что прекрасно помнила свой путь, и то, что я спаслась буквально чудом, запрыгнув на ходу на подножку уходившего поезда под названием «Жизнь». Имеющий уши — да услышит.

Я видела, как вокруг меня умирают люди. Молодые, вчера еще здоровые… Как глупо все происходит, из ничего, на ровном месте. Вчера – родинка, ерунда. Сегодня это уже меланома. Как и почему?Как стремительно прогрессирует рак, как люди не успевают даже сообразить, что происходит… Как пытаются найти спасение, и не находят. Как страдают пациенты от болезненных и никому не нужных манипуляций, многочисленных операций. Как родственники отдают последние деньги, порой и свои органы — но все же теряют своих близких. Как с начальных стадий «долечивают» до последней. Я читала форумы, слушала, общалась. Я каждый день до половины ночи сидела в интернете и оплакивала очередного больного. Я пыталась успеть помочь хоть кому — то спасти жизнь. Но самое страшное, что люди начинают думать и анализировать уже тогда, когда сделать ничего нельзя…

Рижский вирус не панацея. И нет «золотой, волшебной таблетки», выпив которую сразу, в один момент, станешь снова молодым и здоровым. Это сложный путь, совместная борьба пациента, докторов и препарата. Но это работает! Я и представить себе не могла, что лечение такого заболевания может проходить так легко, комфортно и быть таким доступным! Что не придется лежать в больницах, а можно просто оставаться дома и заниматься своими делами. Что с таким диагнозом можно ощущать себя нормальным обычным человеком! Препарат, который гораздо эффективней других, у которого нет аналогов, противопоказаний, побочных эффектов, который не вредит организму, а находит и убивает только пораженные клетки, который не дает образовываться новым метастазам. Препарат, который в сравнении с другими стоит на много дешевле и может намного больше. Почему об этом никто не знает? Почему об этом не говорят? Да просто потому, что в большинстве хим.фарм.индустрия – это бизнес, хорошо налаженный, и приносящий огромные доходы. А врачам не интересно. Для них это либо «альтернативный метод», сродни народной медицине, либо нанотехнологии будущего. Даже если некоторые вещи существуют уже более полувека, и пациенты из более чем 50 стран мира проходят такую терапию. Это счастливчики, которые сами смогли найти и вовремя начать лечение. Многие из них, как и я вернулись с того света. Большинство, правда, старается забыть об этом как страшный сон. Забыть, и никогда не вспоминать. Не говорить об этом. Но как же другие? Мы им нужны. Нужны такие вот примеры, положительные истории. Нужна информация, что можно вылечить меланому даже на 3 или 4 стадии. Что можно вернуться к нормальной, обычной жизни. Что препарат — не очередная реклама, а реальность. И чем раньше начать лечение — тем больше шансов. Химия убивает, и к сожалению, чем больше курсов получает пациент — тем меньше шансов, что потом виротерапия сможет реанимировать иммунную систему. У меня потрясающие доктора! Они не дают ложную надежду, но и не забирают ее у человека. У каждого есть шанс. И многое зависит конкретно от него.

Проще всего опустить руки и полагаться на кого-то. На родственников или друзей, которые найдут доктора и возможность. На врача, который обещает сделать «все возможное», а потом просто разводит руками. «Такой диагноз,вы же понимаете…?» Это все не укладывается в голове. Я не могу на это смотреть, это слушать. Мне пишут очень многие пациенты, уже из 15 стран мира, еще и еще раз, сотни раз обсуждают мою историю, советуются, мой пример для них очень важен. Раз я смогла — есть шанс что смогут и они. И я счастлива,когда у них тоже идут хорошие результаты! Здоровья всем и веры.

О Христине Яковенко и её мотивации участвовать в “В горы против рака”

Раз появилась такая возможность, хочу показать всему миру, как может выглядеть жизнь пациента с таким диагнозом, и во время все еще активной терапии. Чтобы наконец-то все поняли, что виротерапия — это терапия, которая реально может лечить, а не временно улучшает состояние! Что нет осложнений и побочных эффектов, что это не эффект временного плацебо.

Я хочу поддержать других пациентов и на собственном примере рассказать, что рак, и меланома в частности, не приговор, а диагноз, который можно и нужно лечить! Но вовремя и правильно! Именно лечить, а не убивать иммунную систему ненужной химией и облучением, не оставляя ни малейшего шанса! Ведь меланома не поддается таким методам, они только ускоряют прогрессирование болезни и отравляют организм.

Виротерапия помогла мне, вернув мне жизнь. Я хочу помочь другим пациентам, распространяя информацию о виротерапии, методике, возможностях современной медицины.

Поскольку моя история очень показательна, и, к сожалению, не многие пациенты хотят говорить о своем заболевании и лечении, я стараюсь использовать любую возможность чтобы помочь другим найти правильное лечение, использовать малейший шанс выжить.

Это первое мое восхождение. Никогда раньше я не поднималась в горы. Но для виротерапии я сделаю это! Очень надеюсь, что у нас все получится.

Более подробная информация о пациенте и ее диагноз:

APMIS

Разговор с пациенткой виротерапии Христиной