Рак и «село Замшелое» 21-го века

Вызывает некоторое недоумение, что в последнее время к нам, представителям Фонда виротерапии имени Айны Муцениеце все чаще приходят люди, «взявшие в свои руки» лечение онкологических заболеваний. Что же это означает? Может быть врач сказал больному: вы неизлечимы, готовьтесь к своему последнему часу? Возможно (что случается наиболее часто), врач выписал большому очень дорогие лекарства, стоимость которых государство не компенсирует. Бывают и случаи, когда повторно назначаются не щадящие методы лечения, которые ранее не помогли больному, но по-прежнему используются в процессе его лечения. В результате их применения пациент чувствует себя изможденным, перестает верить в исцеление, но продолжает борьбу с болезнью.

Большинство пациентов, которых безуспешно лечили каким-либо методом, обращаются к нам за помощью по своей инициативе, самостоятельно находят врача, у которого можно узнать о других возможностях лечения. Многие из них уже испробовали различные возможности и узнали о виротерапии, одном из наиболее прогрессивных, инновационных методов лечения, который приобретает в мире все большую известность. Недопустимым и очень печальным является тот факт, что пациенты узнают о возможности лечения методом виротарапии вовсе не от своего онколога. И такое происходит в наше время, в Латвии, одной из привилегированных стран, где виротерапия, как самый щадящий метод лечения рака, доступна для широкого круга пациентов. В Латвию с целью лечения методом виротерапии в приезжают люди со всего мира. С помощью виротерапии лечатся представители более чем 70 стран.

СМИ регулярно проводят кампании по сбору огромных средств на дорогостоящие медикаменты, даже для больных меланомой, которые в Латвии могут приобрести медикаменты, расходы на которые компенсируются государством. Примерно один раз в две недели в наш фонд обращаются больные меланомой с просьбой предоставить субсидию производителя для прохождения курса виротерапии. Мы с недоумением спрашиваем посетителя: разве врач не рассказал вам о возможностях этой терапии, о том, что расходы на медикаменты полностью компенсирует государство? Оказывается, нет. Вот и причина, по которой пациенты лечение болезни «берут в свои руки»: изучают публикации в интернете, расспрашивают друзей, знакомых. Порой кажется, что мы живем в «селе Замшелом», не видим дальше своего порога. Или не хотим видеть?

Когда пациент узнает о своем диагнозе, он впадает в отчаяние. В этот момент главным человеком для него становится врач, которому он вверяет свою судьбу. Поэтому недопустимо, чтобы врач не рассматривал все возможности лечения, не информировал пациента о доступных средствах. Я благодарна тем пациентам, которые доверили мне свою боль. Из их рассказов мне стало известно, что врач не предлагал им испробовать различные методы терапии.

Человек больной раком лечиться не для того, чтобы продлить существование – он лечится для того, чтобы жить. Жить, даже имея такой диагноз, – значит по возможности меньше ощущать свою болезнь и меньше думать о ней. Поэтому большое значение имеет то, насколько щадящей является терапия. Сегодня многие говорят об инновационных медикаментах, о «лекарствах, спасающих жизнь». Представьте себе, у нас, в Латвии, они есть! Правда, многим пациентам они недоступны по той простой причине, что им ничего об этом не известно. Мы живем в век, перенасыщенный информацией. Поэтому будьте предельно внимательны, читайте публикации о методах терапии, о воздействии медикаментов, об их побочных эффектах. Общайтесь с другими людьми, страдающими онкологическими заболеваниями. Они станут для вас источником наиболее достоверной информации о методах терапии и поделятся свои опытом лечения.

Пациент имеет право знать и право выбирать. В наше время рак уже не может быть смертным приговором. Настоятельно рекомендую пациентам: прежде чем начать назначенное врачом лечение, посетите другое медицинское учреждение, другого врача, чтобы выслушать альтернативное мнение. Чем больше вы знаете о своей болезни, тем лучше – это позволит вам найти наиболее подходящий для вас вариант лечения. Мир стремительно меняется, и я уверена, что вскоре рак не станет ужасающим диагнозом, так пациенты смогут лечиться щадящими.

04.04.2018.

Ainita Kamša 

Исполнительный директор
Фонда виротерапии Айны Муцениеце